Jan. 11th, 2014

Мне всегда казалась одновременно и странной, и как бы справедливой боль, которая приходит, когда все уже сделано и наркоз прошел. Особенно если что-то удаляют: например, зуб под наркозом, или другая операция по удалению. С одной стороны странно: казалось бы, зуба уже нет, поезд ушел, чему болеть? С другой стороны справедливо: мы обманули плоть, лишили ее шанса выразить свое возмущение, вот она и берет свое, пусть с опозданием, пусть поменьше.
William M. Schniedewind, A Social History of Hebrew: Its Origins Through the Rabbinic Period

Социальная история иврита - эта книга описывает развитие иврита, начиная с 2000г. до нашей эры, когда иврит еще не существовал как отдельный язык, и до 200г. нашей эры, начало эпохи раввинической литературы, когда он постепенно стал выходить из повседневнего использования даже в Палестине, оставаясь языком еврейской теологии, литургии и поэзии. "Социальная" история тут означает, что автор обращает особое внимание на то, что письменные свидетельства на иврите и родственных языках (не только Библия, но также надписи на стенах и глиняных черепках, письма, папирусы, могильные камни итд.) говорят нам о развитии общества и роли письменности в нем, и наоборот - как политические о социальные изменения влияют на развитие языка.

На первый взгляд это звучит здорово, но по мере чтения книги я осознал, что самое интересное для меня нередко остается за ее границами. Например, автор очень подробно говорит о том, что мы знаем о культуре письма в разных древних цивилизациях - как обучали писцов, какой у них был социальный статус, почему ассирийская империя выбрала арамейский язык в качестве стандартного языка дипломатической переписки, а не аккадский, что случилось с культурой письма во время вавилонского пленения, что с ней случилось после возвращения евреев из Вавилона. И все это интересно, но при этом я довольно мало узнаю как о собственно изменениях в структуре языка (только в той мере, в какой это бросает свет на социальные изменения), так и об истории древних израильтян (только в той мере, в какой это бросает свет на изменения в языке). Эта книга лежит на стыке лингвистики и социальной истории, и не дает неискушенному читателю достаточно представления ни о том, ни о другом. Оценка 4/6.

В итоге я понял, что хочу прочитать просто историю иврита, подробную - например, вот эту, хоть огорчает, что не могу найти ее в электронной форме, а значит, не факт, что дойдут руки.

Вместе с тем я все-таки почерпнул из книги немало интересного. Например, о том, что в собственно библейские языка язык называли не "иврит", а "иехудит", от названия страны Иудея и самоназвания иудей. Название "иврит" (от "иври" - еврейский) впервые зафиксировано уже в раввинскую эпоху, после 200г. нашей эры. См. об этом подробнее цитату у LanguageHat.

Или еще: подробно рассказывается, как зарождалось алфавитное письмо и поначалу соревновалось с более престижными египетскими иероглифами и шумерской клинописью; как иврит перестали писать древним палео-еврейским алфавитом и переняли из арамейского языка новый, привычный нам; как распотранялась грамотность в древней Иудее и вышла, возможно впервые в истории человечества, за пределы класса специально обученных писцов. Насчет этого последнего - Шнидвинд подробно рассказывает о замечательном письме, одном из "писем из Лахиша", найденных при раскопках этого древнего города, написанных на глиняных черепках. Эти письма написаны от имени Хошайаху, профессионального солдата, возможно, начальника гарнизона, и адресованы его командиру по имени Йауш. В третьем письме Хошайаху пишет:

"Твой слуга, Хошайаху, посылает сообщить моему господину Йаушу: пусть Яхве сделат, чтобы он слышал вести о мире и вести о хорошем. А теперь, разъясни своему слуге смысл письма, которое ты послал своему слуге вчера вечером, потому что сердце твоего слуги болит с тех пор, как ты послал это письмо к твоему слуге и потому что ты написал: "ты не умеешь читать письма". Как то, что Яхве жив, так же верно, что никто никогда не читал для меня письма. И более того, каждое письмо, которое я получаю, я читаю, и еще могу повторить целиком!"

Это письмо было написано примерно в 586 г. до нашей эры. Примечательно тут то, что автор письма - не писец по профессии, но даже само предположение о том, что ему нужен писец, чтобы читать и писать за него письма, оскорбляет его. Шнидвинд объясняет, что это положение вещей типично для Иудеи конца 7-го - начала 6-го века до нашей эры, и что это видно не только по таким письмам (которых найдены считанные единицы), но и по огромному количеству надписей на черепках, отпечатков личных печатей со словами на них, и других свидетельств. При этом еще за 100-150 лет до того всех этих письменных свидетельств было намного меньше, и они все "государственные" по назначению, по-видимому написанные официальными писцами. Возможно, пишет автор, это "письмо грамотного солдата" свидетельствует об эпохе, когда впервые в истории человечества за пределами профессионального класса писцов стало считаться неприличным быть неграмотным.

Вот, кстати, как выглядит черепок с этим самым письмом (отсюда):



А вот, из Википедии, его расшифровка, на палео-еврейском письме, с параллельными буквами современного иврита. Можно сравнить и подивиться тому, как нелегка работа по расшифровке и интерпретации таких надписей. Вот подробная статья об этом письме, того же автора, что и вся книга.

March 2014

S M T W T F S
       1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 131415
16171819202122
23242526272829
3031     

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jun. 26th, 2017 08:42 pm
Powered by Dreamwidth Studios